Письмо Прелата по случаю Года милосердия

Прелат говорит о том, как с большее пользой пережить этот год милосердия.

Об Opus Dei

Возлюбленные, да хранит Иисус моих дочерей и сыновей!

1. «Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, Отец милосердия и Бог всякого утешения» (2 Кор. 1, 3), что «по Своей великой любви, которою возлюбил нас, и нас, мертвых по преступлениям, оживотворил со Христом… и воскресил с Ним, и посадил на небесах во Христе Иисусе» (Еф 2, 4-6).

Эти слова св. Павла помогают с самого начала сосредоточиться на том, что мне хотелось бы сказать вам ниже. Когда я пишу эти строки, мною движет желание, чтобы мы как можно лучше подготовились к Году милосердия, провозглашенному Папой Франциском по случаю пятидесятилетия завершения II Ватиканского собора. Как вы знаете, этот год начнется 8 декабря 2015 г. и завершится в торжество Христа Царя 20 ноября 2016 г.

Когда понтифик объявил о своем намерении провозгласить этот особый святой год, мы по-христиански радовались тому, что он совпал с заключительным отрезком марианского года семьи в Прелатуре. Данный факт стал для нас еще одним знамением заступничества нашей Владычицы, к которой мы взываем в литаниях как к Regína famíliæ (лат.: «Царице семьи») и Mater misericórdiæ (лат.: «Матери милосердия»).

По ходатайству нашей Матери мы открываемся на благость Господа. Он – надежное прибежище для нас и всегда готов услышать наши просьбы и помочь в нуждах каждого. По божественному милосердию мы можем достичь возрастания в любви, понимании, братстве, в заботе о душах, если как члены Церкви стремимся «посодействовать гуманизации человеческой семьи и ее истории»[1] Изо дня в день мы с твердой надеждой продолжаем свой путь: ведь небеса непрестанно предлагают нам средства, благодаря которым мы наполняемся миром, уверенные в том, что Пресвятая Троица всегда помнит о Своем творении. Как напоминает Папа Франциск, от творений мы восходим к созерцанию отеческой и любящей руки Божьей.[2]

Возблагодарим же Святого Отца делами и молитвой за провозглашение этого особого юбилея – поистине благодатного времени для Церкви и для мира. Каждый из нас должен с искренней радостью ответить на призыв нашего общего Отца: стать ближе к нашему Господу в благочестии и Таинствах, прежде всего, в исповеди и Евхаристии, а также в конкретных проявлениях братской любви к ближнему. Если мы послушны Святому Духу, то все более становимся похожими на Христа и все более уподобляемся Небесному Отцу, Чей милосердный лик был явлен нам в Иисусе Христе.

2. «Deus, cui próprium est miseréri semper et párcere: súscipe deprecatiónem nostram» – «Бог, Коему свойственно прощать всегда и миловать: услышь моление наше»,[3] – повторяем мы ежедневно. Милосердие! Нам нужно, как нас призывает к тому Церковь, все глубже постигать этот утешительный божественный свойство, объемлющее собой все прочие. Так давайте же делать это с сыновним доверием. Провозглашая этот особый юбилей, Папа пишет, что милосердие – это «слово, раскрывающее тайну Пресвятой Троицы…, окончательный и высший акт, в котором Бог идет нам навстречу …, это основополагающий закон, живущий в сердце каждого человека, когда он искренним взглядом смотрит на брата, которого встречает на жизненном пути. Милосердие – это стезя, объединяющая Бога и человека, оно поселяет в наши сердца надежду буть вечно любимыми, независимо от наших грехов».[4]

Прошло вот уже двадцать пять лет с тех пор, как Св. Иоанн Павел II обнародовал энциклику «Dives in misericórdia». Он подчеркивает в ней необходимость регулярного размышления над милосердием – этим изумительным выражением божественной Любви. «К тому нас побуждает многогранный опыт Церкви и современного человека, – пишет Папа, – того требуют от нас и стенания множества людских сердец с их страданиями и надеждами, тревогами и ожиданиями».[5]

Слова Иоанна Павла II не только остаются полностью актуальными, но с каждым днем становятся все более неотлагательными: мы все время нуждаемся в божественной милости, но в наши дни следует отметить, что эта потребность особенно необходима. Когда Папа Франциск откроет святые ворота папских базилик, а каждый Епископ сделает то же среди своей паствы, «отдадим жизнь Церкви, все человечество и весь безмерный космос Царствованию Христа в надежде, что Он изольет Свое милосердие, как утреннюю росу, дабы сделать историю плодотворной».[6] Св. Хосемария, опираясь на личный опыт, прямо призывает нас с самого начала истории Дела прибегать к безграничной любви Бога, никогда не покидающего Своих детей – ни женщин, ни мужчин. Неисчислимым разнообразием способов наш Основатель учил нас стучаться в двери Сердца Иисуса.

3. Св. Хосемария учил нас оставлять на стезях земных следы милосердия, принесенного в мир Христом, и подчеркивал: «Наши усилия в служении душам – вот проявление этого милосердия Господа не только к нам, но и ко всему человечеству».[7] Пойдем же вперед, держась за руку нашего Отца, чтобы трудиться вместе с Господом, дабы преизобиловал в каждом христианине и во всех людях доброй воли этот поток милосердной любви, текущий из израненного Сердца Иисуса и непрестанно изливающийся на человечество.

С такими чувствами и пожеланиями призываю вас, дочери и сыновья мои, с глубоким благоговением и радостью вступить в Год милосердия. Будем вдохновляться назиданиями Священного Писания, со страниц которого звучит чудесный гимн милосердию Божьему; с особенным вниманием сосредоточимся на примере Христа, на Его жизни и Его учении, стараясь в тесном единении наших жизней с Искупителем следовать по стопам св. Хосемарии, который непрестанно обращал свои глаза к образу Доброго Пастыря, отдающего всего Себя ради Своих овец (ср. Ин 10, 1-18), и учил нас и многих других мужчин и женщин все пристальнее созерцать Господа неба и земли.

Милосердие Бога к человечеству

4. Уже во многих местах Ветхого Завета возвещается непостижимое милосердие Бога к Его творениям. «Щедр и милостив Господь, долготерпелив и многомилостив. Благ Господь ко всем, и щедроты Его на всех делах Его» (Пс 145[144] 8-9). И пророки не устают увещевать: «Обратитесь к Господу Богу вашему; ибо Он благ и милосерд, долготерпелив и многомилостив и сожалеет о бедствии» (Иоил 2, 13).

На Тайной Вечери наш Господь молился по еврейской традиции Великим Галлелем, т.е. великим гимном хвалы: псалмом, в котором перечисляются чудеса, содеянные Богом в творении и в истории, и в конце каждого стиха повторяются, как припев, следующие слова: «ибо вовек милость Его» (Пс 136[135]).

«В призме милосердия все превратности Ветхого Завета приобретают глубинный спасительный смысл»;[8] и точно также это качество проявляется во всей его полноте в Новом Завете посредством искупительного воплощения Сына Божьего. Сам Иисус, принося Свою жизнь в мучительную Крестную Жертву, устанавливая Евхаристию и другие Таинства, соделал этот высший акт Любви важнейшим содержанием божественного милосердия.

Будем же почаще перечитывать отрывки Евангелия, в которых выражаются сочувствие и понимание, с которыми Христос относится к человечеству от самого времени Своего рождения в Вифлееме и вплоть до всецелой жертвы на Голгофе. Давайте неустанно размышлять над столькими примерами Его сострадательной милости: когда Он исцелял больных и лечил бесноватых, когда кормил толпы голодных, когда щедро раздавал хлеб учения, когда шел навстречу кающимся грешникам и прощал их, когда выбирал учеников, когда порицал их взглядом или словом, когда призвал Апостолов, чтобы послать их по всему миру, когда дал нам Свою Мать, дабы стала нашей Матерью, когда ниспослал нам обетованного Святого Духа и т.д. В любом Своем деянии и Своем слове Господь отчетливо являл милостивый лик Бога-Отца.

То же происходит после Вознесения Иисуса Христа на небеса на протяжении всей истории Церкви. Среди света и сумрака на пути христиан всегда достаточно было вмешательств божественного снисхождения: в Духе Святом, обитающем в Церкви, и в реальном присутствии Христа в Евхаристии, а также во всегда своевременном заступничестве Пресвятой Девы вновь и вновь являются нам потоки милосердия, непрестанно изливающиеся на мир. Так давайте же непрерывно благодарить за это нашего небесного Отца: откроем настежь двери наших сердец и постараемся помочь другим пропитаться божественной благодатью.

История милосердия Божьего

5. В своей энциклике «Dives in misericórdia» Св. Иоанн Павел II поставил милосердие в центр жизни Церкви в истории человечества. «В эсхатологическом свершении милосердие раскроется как любовь, в то время как во времени, в истории человечества, одновременно представляющей собой историю греха и смерти, любовь должна раскрываться, прежде всего, как милосердие и реализовываться как таковое. Мессианская программа Христа, программа милосердия, превращается в программу Его народа, Его Церкви. В центре этой программы всегда стоит Крест, потому что именно в нем откровение милосердной любви достигает своего апогея».[9]

И действительно, мы не можем отделить друг от друга Крест и Воскресение, являющие собой божественную Любовь: во всей пасхальной тайне раскрывается милосердие Божье. Бл. Павел VI говорил, что «вся история спасения была ведома божественным милосердием, идущим навстречу человеческому убожеству».[10]

Христос взял на Себя наши грехи, и «однажды принес Себя в жертву, чтобы подъять грехи многих» (Евр 9, 28). Наша Владычица с полной свободой приняла самопожертвование Того, Кто, облекшись нашей человеческой природой во всем, кроме греха (ср. Евр 4, 15), явив тем самым истинное сострадание. В «Magníficat» Святая Мария пророчествовала: «и милость Его в роды родов» (Лк 1, 50).

6. Дочери и сыновья мои, мы, к нашей великой радости, и есть эти роды, эти поколения, воспевающие деяния милосердия Божьего! В своей личной жизни и в жизни Opus Dei наш Отец непрестанно ощущал предвечную любовь Господню. Он многократно повторял, что «вся история Дела – это история милосердия Божьего. Ни нынешнее послание, подчеркивал он в 60-ые годы, ни какие-либо иные документы, сколько бы я еще не написал их, не смогут вместить все повествование о вмешательствах провидения Божьей благости, которые предваряли и всегда сопровождали шаги Дела».[11] Зная это, он не колеблясь заявлял, что «историю Opus Dei нужно писать на коленях».[12] Этой метафорой он хотел подчеркнуть, что и при создании, и в развитии Дела инициатива всегда исходила от Господа, а наш Отец был лишь верным орудием этой божественной воли.

Действительно, с 1928 г. жизнь Св. Хосемарии и жизнь Opus Dei настолько тесно переплелись, что их нельзя ни различить, ни отделить друг от друга. «Говоря по-человечески, все в Деле сделал Бог, – восклицал наш Отец во время одной из медитаций. – Что же было от меня? Только хорошее чувство юмора, много любви к Иисусу Христу и к Его Церкви и решимость выстоять насколько возможно. Господь водил меня, как я в детстве водил оловянных солдатиков, иногда отламывая им головы... Так же поступал со мной Господь: водил меня по тем путям, которые Ему были угодны, позволял, чтобы мне позадавали хороших тумаков, потому что я их заслуживал».[13]

Каждый такой случай помогал нашему Основателю укрепить его верность и сыновнее доверие Господу. Папа Франциск писал: «Человек хорошо знает, что его жизнь приносит плоды, но он и не стремится понять, как, где и когда. Он уверен, что ни одно его дело, совершенное с любовью, его искренняя забота о других, ни один акт любви к Богу, изнурительное самопожертвование и болезненное терпение не будут напрасны».[14] Поэтому наш Отец никогда не терял душевный мир: «Дети мои, вместе с раскаянием приходит Любовь: никакие усилия, никакие невзгоды не лишали меня этого gáudium cum pace (лат.: «радости и мира»), потому что Бог научил меня любить, и nullo enim modo sunt onerósi labóres amántium (св. Августин, «De bono viduitátis», 21, 26): для любящего труд не бывает обременителен. Поэтому важно научиться любить, ведь in eo quod amátur, aut non laborátur, aut et labor amátur (лат.: «когда что-то любят, или не ощущают труда, или же любят и труд» – там же): там, где есть любовь, все – счастье. В этом-то и скрыто великое милосердие Бога: Он водил меня, как малое дитя, уча меня любить. Когда я еще только был подростком, Господь посеял в моем сердце семя, горящее любовью, и сейчас это семя, дочери и сыновья мои, стало ветвистым стройным деревом, и тень этого дерева возвращает силы множеству душ».[15]

7. Св. Хосемария всегда был таким. Его благоговение перед этим божественным прибежищем, которое мы созерцаем, имело глубокие корни: он научился ему в семье у своих родителей; оно укрепилось во время его подготовки к священству в семинариях Логроньо и Сан-Карлос, в Сарагосе, где он увидел глубоко взволновавший его образ пылающего любовью и увенчанного терновым венцом Сердца Иисуса. Затем, во время гражданской войны в Испании, это чувство раскрылось по-новому, как сам он описывает это в своей молитве, на навечерие торжества Сердца Иисуса:

Желаю оказаться сейчас, Боже мой, рядом с раной в Твоей груди и думать обо всех моих детях, обо всех ныне живущих членах этого живого тела Твоего Дела. Называя их, буду видеть их качества, их добродетели, их недостатки и затем молить Тебя, подталкивая их к Тебе одного за другим: «Внутрь!» Всех направлю я в Твое Сердце. Так хочу сделать с каждым и со всеми, кто будет приходить потом в течение веков до скончания мира, чтобы все они стали частью этой сверхъестественной семьи. Все, все воедино в Сердце Христовом, все, ставшие одним из любви к Нему, все отрешенные от земного силой этой любви, которой сопутствует умерщвление. Если мы хотим уподобиться первым христианам; то должны возродить в этом мире дух умерщвления. Так что давайте внутри Дела начнем воплощать в жизнь эти слова: «congregávit nos in unum Christi amor» (лат.: «собрала нас воедино любовь Христова»).[16]

Во время Святой Мессы, после Пресуществления Св. Хосемария безмолвно произносил в душе молитву к милосердной Любви, которую помнил с самой молодости. В любящем Сердце Иисуса был скрыт источник отцовства основателя для Opus Dei, которое распространяется на его дочерей и сыновей во все времена, а в Святой Жертве он наполнялся Христовой жаждой искупления всего человечества. Эти мысли пусть помогут нам также сохранять уверенность и оптимизм в трудные моменты, которые могут возникать в истории мира или в нашей личной жизни. Бог – всегда Бог: всемогущий, премудрый, милосердный. И в каждое мгновение Он способен извлечь из зла добро, из поражений великие победы для тех, кто уповает на Него.

8. В 70-ые годы, когда серьезный кризис веры и дисциплины губил души, Св. Хосемария обрел новые озарения с небес, утвердившие его в непоколебимом уповании на постоянную божественную помощь. 23 августа 1971 г. после Святой Мессы Господь выжег в его сердце лишь немного измененные слова из послания к Евреям: «adeámus cum fidúcia ad thronum grátiæ, ut misericórdiam consequámur» (лат.: «да приступаем с упованием к престолу благодати, чтобы получить милость» – Евр 4, 16). Наш Отец сразу же сообщил об этом нам, кто в тот момент был рядом с ним. Несколько недель спустя он снова повторил их в тесном кругу во время семейного вечера с его детьми в Риме:

Хочу сказать вам то, что Бог, Господь наш, хочет, чтобы вы знали. Мы, дети Божьи в Opus Dei adeámus cum fidúcia, должны идти с великой верой, ad thronum glóriæ, к престолу славы, к Пресвятой Деве, Матери Божьей и нашей Матери, которую мы постоянно призываем как Sedes Sapiéntiæ (лат.: «престол мудрости»), ut misericórdiam consequámur, дабы обрести милосердие...

Пойдем же через нежнейшее сердце Марии к святейшему и милосердному Сердцу Иисуса, чтобы просить Его явить по Его милосердию Свою силу в Церкви и наполнить нас решимостью идти вперед по нашему пути, привлекая к Нему множество душ.[17]

Такое упование велит ему без устали искать в слове Божьем тексты, наиболее ясно говорящие об благоволении и защите Господа, чтобы размышлять над ними в личной молитве. В итоге год спустя он вновь рассказывал об открытии, вдохнувшем в его душу столько оптимизма и уверенности и помогшем ему перенести серьезное страдание, которое из-за его любви к Церкви причиняло ему острейшую боль.

«В последнее время, – говорил он, – я много размышлял над некоторыми текстами Святого Писания, говорящими о божественном милосердии. Мне хорошо известно, что библеисты придают этому слову различные значения и понимают под милосердием не только то, что имеется в виду под ним в разговорной речи, т.е. сострадание и жалость, но также своего рода верность Бога Своим творениям.

Ну, разве это не прекрасно! Бог, наш Господь, так сострадает людям (ведь Его милосердие означает также сострадание), что верность побуждает Его быть милосердным к каждому из нас, смотреть на нас с любовью отца и матери».[18]

Он все глубже и глубже вникал в слова Святого Писания, над которыми начал размышлять еще в юности: «и радость Бога с сынами человеческими» (ср. Притч 8, 31), и потому уверенно шел вперед, закладывая основы Opus Dei. Даже когда ему не на что было рассчитывать, эта «радость» Бога питала его уверенность в том, что у Дела есть будущее.

Справедливость и милосердие

9. Из притч, в которых Учитель приоткрывал ученикам черты Царствия небесного, св. Лука, названный одним из величайших христианских поэтов «писателем кротости Христовой»,[19] выбирает три назидания, прямо посвященные отношению Бога к Его творениям: притча о заблудшей овце, о потерянной драхме и о блудном сыне. В них «Иисус раскрывает природу Бога как природу Отца, Который никогда не сдается, пока не уничтожит грех и не победит отторжение состраданием и милосердием».[20]

Это любящее Сердце особенно ярко являет себя в притче об отце, который терпеливо, день за днем, ждет возвращения неблагодарного сына, чтобы простить его, как только тот придет. Св. Иоанн Павел II красноречиво комментирует этот отрывок в своей энциклике «Dives in misericórdia», демонстрируя, как содержащееся в нем наставление касается всех и каждого человека. «Притча напрямую относится к любого рода расторжениям союза любви, к любой утрате благодати, к любому греху... Наследство, полученное от отца, было запасом благ материальных, но более важен тот факт, что эти материальные блага составляли его сыновнее достоинство в отчем доме..., сознание сыновства стало теряться».[21]

Похоже комментирует эту притчу и наш Отец: «Милосердие, которое оказывает нам Бог, всегда должно подталкивать к возвращению. Дети мои, лучше не уходить от Него, не покидать Его; но, если однажды по человеческой слабости вы все же уйдете, возвращайтесь бегом. Он примет нас всегда, как отец блудного сына, с еще большей любовью».[22]

Хотя, как отмечает св. Иоанн Павел II, в оригинальном тексте не используется ни слово «справедливость», ни «милосердие», «тем не менее, отношение между справедливостью и любовью, выражающееся как милосердие, с большой точностью изложено в евангельской притче. Становится более чем очевидно, что любовь проявляется как милосердие, когда нужно переступить четкое требование справедливости: четкое, но порой слишком уж узкое».[23]

Св. Хосемария иллюстрировал практический союз справедливости и любви поведением матерей.[24] В его видении праведность Божья хранит «суть милосердия».[25] «Мы не можем обращаться к Господу, опираясь на право. Нет, нам надлежит просить Его о милосердии к нам, как мы молимся в одном из псалмов: «Miserére mei, Deus, secúndum magnam misericórdiam tuam» (Пс 51[50], 2). «Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей». Не стоит прибегать к Нему, требуя по соображениям справедливости».[26]

10. Есть люди, противопоставляющие справедливость милосердию. Провозглашая юбилей, Папа предостерегает нас перед этой ошибкой: «Это не два противоречащих понятия, а два измерения одной реальности, которая постепенно развивается, пока не достигнет своей кульминации в полноте любви...

Перед образом справедливости как простого соблюдения закона, который судит, деля людей на праведников и грешников, Иисус предпочитает показать великий дар милосердия, ищущего грешников, дабы предложить им прощение и спасение. Становится понятно, почему при виде такой перспективы, которая дает свободу и может стать источником обновления, Иисуса отвергают фарисеи и законники».[27]

Прибегать к божественному милосердию

11. Как я уже напоминал ранее, по особой благодати Божьей наш Основатель уделял особое внимание чудесным сияниям божественной благости, проливающим свой свет со страниц Священного Писания. Комментируя, например, чудо воскресения сына вдовы из Наина, он обращал внимание на то, что «наш Господь возлюбил нас по святым причинам, которые, возможно, нас самих бы не сподвигнули на подобное. Св. Лука говорит: “misericórdia motus super eam” – “сжалился над нею” (Лк 7, 13), сжалился над женщиной, хотя были и иные по-человечески понятные поводы для жалости: она была бедна, вдова, и у нее не было другого сына, кроме этого».[28]

Многочисленное шествие сопровождало это горе, и были еще те, кто шел с Иисусом. Но только Он постиг страдание, боль этой матери и пошел ей навстречу. Разве это не удивительно, что Учитель позволяет Себе быть движимым милосердными порывами Своего Сердца, не ожидая, пока мы сами выразим наши потребности? Такое божественное и человеческое поведение Искупителя призывает нас обращаться к Нему в любых обстоятельствах. «И вы, и я, – подчеркивал наш Отец, – мы также должны прибегать к милосердию Господа. Пред Богом у нас нет никаких прав. По крайней мере, лично я совершенно ясно понимаю, что не могу сказать Ему: “Господи, требую того-то”, хотя и знаю, кто я есть, и чувствую себя Его сыном. Иду к Нему со стонами раскаяния, прося о милосердии», [29] взывая к Его благости.

В свои последние земные годы Св. Хосемария, ощущавший потребность с большим упованием и рвением взывать о прощении Божьем, увенчал свои молитвы тем, что в 1952 г. обратился к Святому Сердцу Иисуса, дабы посвятить ему Дело, его апостольскую деятельность и нужды Церкви и человечества: «Cor Iesu Sacratíssimum et Miséricors, dona nobis pacem!» (лат.: «Святейшее Сердце Иисуса, даруй нам мир!»). С тех пор эта мольба о небесной защите для мира, для Церкви и душ лишь только усиливалась в повседневной жизни нашего Отца и днем, и ночью.

И здесь мы видим тот главный плод, которого нам следует просить у Бога в этом году, посвященном Его милосердию: пусть общество вернется на пути заповедей, пусть души пожелают зажечься огнем любви Божьей, пусть во всей Церкви возродится чистое учение и подлинное благочестие. Всем сердцем присоединяюсь к словам Папы: «Как мне хотелось бы, чтобы грядущие годы были насыщены милосердием, чтобы каждый из нас смог выйти навстречу любому человеку, неся доброту и нежность Бога! Пусть на всех – и верующих, и далеких – сможет излиться бальзам милосердия как знамение Царствия Божьего, которое уже среди нас».[30]

Быть милосердным, как милосерден небесный Отец

12. В Церкви всегда жило стремление нести любовь Божью всем без исключения творениям. Однако, как отмечает Папа Франциск, «порой мы надолго забывали подсказывать другим и самим избирать путь милосердия. С одной стороны, соблазн добиваться всегда и исключительно справедливости заставлял нас забывать, что это лишь первый шаг, пусть даже необходимый и обязательный: Церковь, тем не менее, должна идти намного дальше для достижения цели более высокой и более значимой».[31]

Недостаточно просить прощения у Бога за наши грехи и за грехи всех людей. Этой молитве обязательно должна сопутствовать конкретная практика милосердия к ближнему. Ведь, если «кто говорит: “я люблю Бога”, а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего» (1 Ин 4, 20-21).

Дела милосердия, столь часто проповедуемые и практикуемые в Церкви, указывают нам правильный путь для подтверждения добрых намерений конкретными делами. «…Это движимые любовью действия, которыми мы помогаем нашему ближнему в его телесных и духовных нуждах», – поясняет «Катехизис Католической Церкви».[32] И усердствовать в подобных действиях – один из советов Папы: «Проповедь Иисуса представляет нам эти дела милосердия как критерий того, живем ли мы или нет как Его ученики».[33]

Иисус прямо говорит нам об этом в Евангелии, устанавливая один неоспоримый принцип: «И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними. И если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят. И если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? ибо и грешники то же делают. И если взаймы даете тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность? ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же.

Но вы любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым. Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд» (Лк 6, 31-36).

Дела милосердия телесные

13. Католическое вероучение следующим образом представляет дела милосердия для тела: «Дела телесного милосердия состоят, в частности, в том, чтобы накормить голодных, приютить бездомных, одеть оборванных, посетить больных и заключенных, похоронить мертвых. Среди этих дел милостыня, подаваемая бедным, является одним из основных свидетельств братской любви: она также есть праведное, богоугодное дело».[34] Все они, в конечном счете, сводятся к исполнению «mandátum novum» (Ин 13, 34) – новой заповеди любви, которую дал нам Христос. Следуя этому повелению Спасителя, Церковь всегда являла особую любовь к бедным, больным, бездомным, одиноким… И всегда помнила о словах Господа, которые Он скажет на Страшном суде: «Истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф 25, 40). А притчей о добром самаритянине Иисус хотел сказать нам, что наше милосердие должно распространяться на каждого человека.

14. В Opus Dei как в части живой Церкви, нас настоятельно призывают никогда не прекращать творить дела милосердия для тела. Их совершал наш Основатель с самых первых лет существования Дела, посещая пациентов больниц Мадрида и великодушно отдавая себя нищим и презираемым, скрывавшим свои несчастья под личиной вроде бы вполне нормальной с виду жизни. Тому же он учил и тех, кто присоединялся к его апостольству. Основатель вверил эту деятельность заступничеству нашей Владычицы, и так в Opus Dei вошли в обычай посещения бедных Богородицы, которые по сей день происходят везде, где есть верные Прелатуры: по субботам, в день св. Марии, молодежи предлагается делать пожертвования на помощь нуждающимся. Помогать бедным значит «воздавать честь нашей Владычице и творить милосердие».[35] Эти пожертвования – средство воспитания, поскольку пробуждают в юных сердцах великодушие и тем самым взращивают в них любовь.

Все более познавая, как Бог заботится о Своих творениях, св. Хосемария не мог без острой боли видеть «земные богатства в руках немногих, культурные блага, запертые во дворцах. А вне этого – жажда хлеба и знаний, человеческие жизни (святые, ибо они от Бога), с которыми обращаются как с простыми вещами, материалом для статистики. Я понимаю и разделяю то нетерпение, которое заставляет обращать взоры ко Христу, постоянно призывающему воплощать в реальности новую заповедь Любви…

Во всех наших братьях-людях необходимо узнать Христа, идущего нам навстречу. Ни одна человеческая жизнь не может быть рассмотрена отдельно, ибо она переплетается с другими жизнями. Никто не является отдельным стихом. Все мы строчки единой поэмы, творимой Господом при содействии нашей свободы».[36]

Сколько молодых людей и девушек и сколько взрослых, познав и увидев крайнюю нужду ближнего, увидели в этих братьях и сестрах нищего Христа и с большей готовностью принялись служить другим! Бесконечно великодушный Господь перевернул их души особой благодатью: только Ему известны глубокие обращения, пережитые многими, решения посвятить себя всецело служению Богу и Церкви, порожденные теплом посещений нищих, стариков, больных, заключенных…

15. С развитием Дела Божьего, благодаря спонтанным апостольским начинаниям верных и помощников Opus Dei, деятельность материального служения ближнему принимала новые формы в зависимости от текущей ситуации и конкретных обстоятельств. Так в небольших селениях и на окраинах больших городов появлялись школы для профессионального обучения выходцев из самых разных социальных слоев, открывались медицинские диспансеры и больницы для обитателей нищих кварталов, росло число социальных проектов, таких как, например, НПО (неправительственное добровольное объединение – прим. ред) для оказания помощи менее развитым странам, и создавались банки продовольствия в государствах, считающихся самыми передовыми. В периоды экономического кризиса, подобные нынешнему, эти и похожие организации позволяли множеству мужчин и женщин справляться с собственными материальными нуждами и нуждами своих семей.

Я благодарю Бога за рост числа социальных инициатив, продвигаемых верными и помощниками Прелатуры. Но мы не можем останавливаться на этом: с помощью благодати Божьей множества людей с добрым сердцем, христиан и не христиан, мы должны стремиться к распространению этих проектов.

16. Позвольте мне еще раз призвать вас не жалеть сил для ухода за больными: в их домах, в больницах и везде, где кто-либо страдает телом или духом, и, конечно же, в центрах Дела и в домах Ассоциированных Членов и Супернумерариев. В каждом немощном особым образом обитает Иисус Христос.

Кроме того, чтобы облегчить посильную медицинскую помощь и уход, нам нужно всеми силами нести им духовную помощь в виде Таинств Примирения и Евхаристии, уделяемых священниками, а также в виде примера и совета мирян, чтобы больные, по мере возможности, хранили дух молитвы, заключающийся в созерцании и благодарении, восхвалении и прошении: например, молитва розария и прочие проявления христианского благочестия, которые наполняют нас радостью даже тогда, когда нам больно. Пусть они с благодарностью откроют для себя, что, жертвуя Богу свою болезнь, скорби и немощи, они восполняют в своей плоти «недостаток... скорбей Христовых за Тело Его, которое есть Церковь» (Кол 1, 24), как пишет Св. Павел, подчеркивая спасительную ценность страдания.[37]

В особенно тяжелые для них времена, мы должны стараться подготовить их к тому, чтобы они как можно плодотворнее приступили к Таинству Елеопомазания: Церковь возвещает, что это Таинство милосердия кроет в себе силу прощения грехов и, если то послужит душе во благо, способствует улучшению состояния организма и даже его исцелению.[38] Многовековая традиция Церкви доказывает, что это Таинство приносит великий мир и спокойствие тем, кто приступает к нему в надлежащем расположении духа, не дожидаясь последних минут своей жизни. А какую хорошую катехизацию можно провести с членами семьи, которые зачастую по незнанию или из ложного опасения побеспокоить больного не обращаются к священнику или просят его о помощи только тогда, когда их любимые близкие уже впадают в бессознательное состояние!

17. С течением времени менялось значение или практическое выражение некоторых дел милосердия для тела. Попечение о странниках принято понимать, как «дать приют бездомному». В наши дни оно подразумевает помощь мигрантам, покидающим родину в поисках работы, лучшей жизни и т.д. Ни один последователь Учителя не может отказать в своей заботе этим мужчинам или женщинам, а порой и целым семьям. И, прежде всего, я имею в виду преследуемых по религиозным причинам христиан, изгнанничество которых должно оживить в нас чувство Общения Святых.

Папа Франциск горячо призывает власть предержащих и всех людей доброй воли искать конкретные решения этой безотлагательной проблемы. Уже в апостольском увещевании «Evangélii gáudium» он говорит нам: «Необходимо со всем вниманием относиться к новым формам бедности и уязвимости и быть вместе с нуждающимися, в которых мы призваны распознать страдающего Христа, даже если, на первый взгляд, это не приносит нам никакой ощутимой и немедленной выгоды. Я думаю сейчас о бездомных, наркоманах и алкоголиках, беженцах, туземцах, престарелых, которые становятся все более одинокими. Меня как пастыря Церкви, у которой нет границ и которая ощущает себя матерью для всех, особенно беспокоит судьба мигрантов».[39] В последнее время в рамках непосредственной подготовки к Году милосердия Понтифик с особой настойчивостью повторяет этот призыв.[40]

Станем эхом увещеваний Святого Отца и побудим наших родственников, друзей и знакомых претворять их в жизнь в зависимости от обстоятельств и возможностей каждого. Помимо молитвы, им следует задуматься, какой вклад могли бы внести они сами: начиная от привлечения общественного мнения к неотложным проблемам мигрантов и до помощи им в поисках крова над головой, работы, материальной поддержки и т.д. Хороший способ с неизменным чувством личной ответственности развивать это стремление — не оставаться в стороне от начинаний тех епархий и приходов, которым преемник Петра особым образом вверил данную работу. Знаю, что многие из вас, в том числе помощники и друзья, уже участвуют в конкретных акциях служения мигрантам: благодарю вас за это во имя Господне, поскольку, делая добро этим нашим братьям и сестрам, мы делаем его Самому Иисусу Христу.

Дела милосердия для духа

18. Св. Хосемария говорил нам: «Осмелюсь утверждать, что, когда социальная ситуация такова, что ней вроде бы нет места для горя, бедности и боли, именно тогда становится наиболее актуальной эта острота христианского милосердия, которое способно угадать, где среди кажущегося всеобщего благополучия необходимо утешение».[41]

Мы должны помнить о том, что практика любви к ближнему не ограничивается одними лишь материальными взносами, хотя и они необходимы. Римский Понтифик с сожалением отмечает, что «худшей дискриминацией, от которой страдают бедняки, является недостаток духовного окормления».[42] На протяжении всей истории для Церкви было свойственно совершать дела духовного милосердия, которые всегда реальны и актуальны: «Дать совет нуждающемуся в нем, научить не знающего, поправить заблуждающегося, утешить скорбящего, прощать обиды, терпеливо сносить неприятных людей, молиться Богу о живых и умерших».[43]

Как же нежно это духовное милосердие! И как оно необходимо в наши дни, когда столько людей страдает от одиночества, непонимания, гонений, злословия и клеветы или мечется в сомнениях, не зная пути на небеса! Ведь «распространение социальных методов борьбы с болезнями или нуждой, позволяющих сегодня достичь таких гуманитарных результатов, о которых в другие времена и не мечтали, никогда не сможет подменить (в силу того, что это методы иного плана) действенной человеческой и сверхъестественной нежности непосредственного, личного контакта с ближним: с тем нищим из соседнего квартала, с тем пациентом, страдающим от боли в огромной клинике, или с тем человеком, пусть даже богатым, который в своем одиночестве нуждается в минутке душевного разговора, в христианской дружбе, в духовной поддержке, что исцелит его от сомнения и скептицизма».[44]

Вспомним хотя бы тот случай с нищей попрошайкой, которой св. Хосемария мог предложить лишь свою духовную помощь и священническую любовь. В результате женщина решила посвятить свою жизнь Делу. Когда он встретил ее много лет спустя в больнице и узнал о жертве, которую эта неимущая принесла Господу, то увидел в ней первое из его будущих дочерей призвание.

19. Из числа многочисленных акций солидарности или христианского братства остановлюсь только на некоторых: научить не знающего, дать совет тому, кто в нем нуждается, прощать обиды. Все это – проявления трудной любви, с которой мы должны подходить ко всем и особенно к самым близким: к родным, к друзьям и коллегам по работе, к своим знакомым…

Научить не знающего истины нашей веры – это проявление милосердия на самом фундаментальном уровне. Наш основатель так кратко резюмировал его: «преподать вероучение вот наша великая миссия». Он часто подчеркивал, что главный враг Бога и душ – это религиозное невежество, а потому задачей Opus Dei является «великая катехизация»: сделать доступным всем спасительное благовестие Церкви и научить воплощать его на деле. «Запомни: цель твоего апостольского служения – распространять добро и свет, рвение, великодушие, дух самоотречения, постоянство в труде и упорство в учебе, щедрость в жертве, совершенное милосердие, стремление к новым знаниям и радостное повиновение Церкви...».[45] Весь данный план требует самоотверженной работы по созданию благоприятных условий для преподавания вероучения, духовного и апостольского воспитания людей, с которыми мы общаемся. Какая же это радость, когда истина Евангелия озаряет различные сферы нашей повседневности – профессиональные, социальные, культурные!

Давайте же в Год милосердия умножим наши усилия, чтобы как можно больше душ пришли под теплый кров Церкви – Невесты Христовой и нашей Матери. И мы добьемся этого с Божьей помощью, если каждый из нас будет стараться лично привлекать друзей, коллег и знакомых к образовательным мероприятиям.

20. Способы дать добрый совет тому, кому это необходимо, также весьма разнообразны. Первый из них – свидетельствовать собственными делами. Таков был путь Христа по нашей земле, о чем с неотступным упорством вновь и вновь говорил нам Св. Хосемария. Наш Отец любил указывать на пример Господа, цитируя слова, открывающие Деяния апостолов: «что Иисус делал и чему учил от начала» (Деян 1, 1). Вслед за свидетельством на собственном примере, появляется случай для нужного слова, ясного и полного любви, не ранящего, произносимого шепотом на ухо нашим друзьям и знакомым: «апостольство дружбы и доверия», на котором так настаивал наш Отец.

Сколь плодотворным может быть последовательность в словах и делах! Порой это слово принимает форму братского обличения, как учит нас тому Евангелие (ср. Мф 18, 15-17): благородного, смелого и эффективного дела милосердия, рожденного любовью и заботой о друге или подруге.

«Сегодня мы, как правило, очень чувствительны к понятиям заботы и милосердия в отношении физических и материальных нужд других, – говорил по этому поводу Бенедикт XVI, – но почти совсем замалчиваем понятие духовной ответственности за братьев. Не так было в Церкви первых веков и в действительно зрелых верой общинах, где беспокоились не только о телесном здоровье брата, но и о его душе, о его окончательной участи... Чрезвычайно важно возродить этот аспект христианского милосердия».[46] И далее: «Перед лицом зла нельзя молчать. Здесь я имею в виду тех христиан, которые из чисто человеческих соображений или ради банального удобства приспосабливаются к господствующему менталитету вместо того, чтобы предостерегать своих братьев перед таким образом мыслей и поведения, который противоречит истине и не ведет путем добра».[47]

Будем благодарить Св. Хосемарию за то, что он столь четко указал нам на действенность этой евангельской практики как прекрасного, доброго и, вместе с тем, обыденного способа помочь ближнему – способа, рождаемого любовью, который нужно применять с подлинным смирением и сверхъестественным благоразумием.

Ведь «то, что вызывает христианское вразумление – это ни в коем случае не дух осуждения или обвинения. Его всегда вызывает любовь и милосердие, и порождается оно истинной заботой о благе брата. Апостол Павел наставляет: “Если и впадет человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным” (Гал 6, 1).

Наш мир пропитан индивидуализмом, – продолжал Бенедикт XVI, и потому необходимо вновь открыть для себя значение братского вразумления, чтобы вместе идти к святости».[48]

21. Прощение обид – это еще один чудесный способ практики милосердия. «Прощайте, и прощены будете; давайте, и дастся вам: мерою доброю, утрясенною, нагнетенною и переполненною отсыплют вам в лоно ваше; ибо, какою мерою мерите, такою же отмерится и вам» (Лк 6, 37-38). Поразмышляем над притчей о том человеке, который не пожелал простить маленький долг своему товарищу после того, как его господин в свою очередь простил ему огромную сумму. И как отреагировал господин? «Злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя? И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга. Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его» (Мф 18, 32-35).

Прощение обид – это ясный признак того, что мы являемся детьми Божьими и ведем себя как таковые. «Мы не должны вспоминать о тех обидах, которые нам были нанесены, о тех несправедливостях и унижениях, от которых мы страдали, – ибо недостойно сына Божия предъявлять список нанесенных обид. Перед нашими глазами всегда должен стоять образ Христа».[49] Св. Лука именно в отрывке о Страстях Господних пишет, что, «когда пришли на место, называемое Лобное, там распяли Его и злодеев, одного по правую, а другого по левую сторону. Иисус же говорил: Отче! прости им, ибо не знают, что делают» (Лк 23, 33-34).

Конечно, такой тип поведения, наверное, дается нелегко, но благодать Божья делает его возможным, свидетельством чему являются поступки множества христиан, которые с самого начала истории Церкви и по сей день находят в себе силы не просто относиться с добротой, но искренне любить своих гонителей. Следуя этому принципу, Св. Хосемария четко и твердо решил для себя прощать всегда и при любых обстоятельствах, что подтверждал и словом, и собственным примером.

«Люби врага своего, не плати злом за зло, откажись от мести, прощай без злопамятства – все это считалось тогда, как считается и сейчас (не будем обманываться) поведением необычным, чрезмерно героическим, выходящим за рамки общепринятой нормы. Так низменна натура человеческая! Иисус Христос, пришедший на землю, чтобы всех спасти и приобщить христиан к Своему искупительному подвигу, хотел научить Своих ближних (а значит и нас) великой Любви, которая искреннее, сильнее, благородней того, что люди привыкли называть любовью. Мы будем любить друг друга так же, как Христос любит каждого из нас, и ходить по путям милосердия, преодолевая грубость своей природы. Только так нам удастся открыть свои сердца навстречу людям и научиться любить их по-новому – более возвышенно и совершенно».[50]

Мы будем судимы по нашим делам милосердия: «Накормили ли мы голодного и напоили ли жаждущего? Приютили ли странника и одели ли нагого? Уделили ли время больному либо заключенному? (ср. Мф 25, 31-45). А еще нас спросят, помогали ли мы развеять сомнения, вселяющие в душу страх, а иногда ведущие к одиночеству? Удалось ли нам победить невежество, в котором живут миллионы людей и, в первую очередь, дети, лишенные помощи, необходимой для избавления от бедности? Нашли ли мы в себе силы, чтобы быть рядом с одиноким и угнетенным? Прощаем ли мы обидчика и уклоняемся ли от любой формы злобы и ненависти, порождающей насилие? Были ли мы терпеливы по примеру Бога, столь терпеливого к нам? И, наконец, препоручаем ли мы Господу в молитве наших братьев и сестер? В каждом из этих “малых” присутствует Сам Христос. Его плоть вновь становится зримой в виде тела измученного, израненного, избитого, истощенного недоеданием, спасающегося бегством…, чтобы мы узнали Его, чтобы прикоснулись к Нему и заботливо Ему помогли. Не будем забывать слова св. Иоанна Креста: “На закате нашей жизни мы будем судимы по любви”».[51]

Апостольство исповеди

22. Еще одно особенно важное дело духовного милосердия состоит в том, чтобы помогать людям восстановить дружбу с Богом, утраченную вследствие греха. Как же настаивал Св. Хосемария, равно как и Бл. Альваро дель Портильо, на «апостольстве исповеди»! И я довольно часто останавливаюсь на этом пункте, потому что нельзя возрастать в познании Иисуса Христа и в любви к Нему, не заботясь о чистоте своей души, не приступая как можно чаще к Таинству Покаяния.

Папа много говорит об этом Таинстве. В булле, провозглашающей нынешний юбилей, он призывает: «Вновь с уверенностью поставим в центр Таинство Примирения, потому что оно позволяет нам ощутить собственной плотью величие милосердия. Для каждого кающегося оно станет источником истинного внутреннего мира».[52]

Поразмышляем также над советом основателя Opus Dei, который он давал своим детям-священникам, когда они просили его об этом, и этот совет актуален для всех пресвитеров: «Главная страсть священников Opus Dei... – преподавать вероучение, направлять души: проповедовать и исповедовать. Этому вы должны отдавать свои силы, не боясь истощить их и не обращая внимания на трудности: “qui séminant in lácrimis, in exsultatióne metent” – “сеявшие со слезами будут пожинать с радостью” (Пс 126[125], 5). Миссия мирян, моих сыновей и моих дочерей, заключается в том, чтобы загружать работой, а значит и радостью, своих братьев-священников, приводя к их служению толпы людей».[53]

23. Священники уже сами собой являют «истинное знамение милосердия Отца, – писал Папа. – Исповедниками не рождаются. Ими становятся, и, прежде всего, тогда, когда мы сами в покаянии ищем прощения. Никогда не будем забывать о том, что быть исповедником значит соучаствовать в миссии Самого Иисуса и быть конкретным знаком неиссякаемости божественной любви, которая прощает и спасает…

Никто из нас не является хозяином Таинства, – продолжает Понтифик, – а всего лишь верным служителем прощения Божьего. Каждый исповедник должен встречать верующих, как отец, бегущий навстречу сыну, хотя тот и промотал свое состояние. Исповедники призваны принять в объятия этого кающегося сына и радоваться его появлению. Но да не устают они идти навстречу и другому сыну, который остается снаружи, не чувствуя радости, чтобы объяснить ему, что суровое осуждение с его стороны несправедливо и совершенно бессмысленно перед лицом милосердия Отца, которое не знает пределов».[54]

Дочери и сыновья мои, будем молить Господа о том, чтобы Он сделал нас верными орудиями Его милосердия: священники пусть уделяют множество времени – все, которое могут – прощение во имя Божье; миряне пусть непрестанно стремятся своей искренней и бескорыстной любовью готовить души своих друзей и знакомых, чтобы помочь им собрать обилие плодов в таинстве радости и мира.

24. Не хочу распространяться дальше. Советую всем вам прочесть и серьезно поразмышлять над буллой «Misericórdiæ vultus», чтобы сделать собственные выводы. В ней также предлагается совершить паломничество в какое-либо святилище, чтобы получить дар индульгенции, уделяемый Церковью, и тем самым весьма поспособствовать в ближайшие месяцы любящему и сыновнему почитанию нашей Матери Пресвятой Девы. «Доброта ее взгляда да сопутствует нам в этом Святом году, чтобы мы все смогли вновь открыть для себя радость нежности Божьей. Никто не постиг так, как Мария, глубину тайны Бога, ставшего человеком. Все в ее жизни формировалось присутствием воплотившегося милосердия. Мать Распятого Воскресшего вошла в святилище милосердия Бога, поскольку она особым образом участвовала в тайне Его любви».[55]

Со всей любовью вас благословляет,


ваш Отец

+ Хавьер

Рим, 4 ноября 2015 г.



[1] II Ватиканский Собор, пастырская конституция «Gaudium et spes», п. 40.

[2] ср. Папа Франциск, окружное послание «Laudato Si», 24 мая 2015 г., п. 77.

[3] «Молитвы Дела», «Молитва».

[4] Папа Франциск, булла «Misericordiæ vultus» от 11 апреля 2015 г., п. 2.

[5] Св. Иоанн Павел II, окружное послание «Dives in misericordia» от 30 ноября 1980 г., п. 1.

[6] Папа Франциск, булла «Misericordiæ vultus» от 11 апреля 2015 г., п. 5.

[7] Св. Хосемария, послание от 24 марта 1930 г., п. 1.

[8] Папа Франциск, булла «Misericordiæ vultus» от 11 апреля 2015 г., п. 7.

[9] Св. Иоанн Павел II, окружное послание «Dives in misericordia»от 30 ноября 1980 г., п. 8.

[10] Бл. Павел VI, речь на генеральной аудиенции от 14 апреля 1976 г.

[11] Св. Хосемария, послание от 25 января 1961 г., п. 1.

[12] Св. Хосемария, запись размышления от 11 марта 1952 г.

[13] там же.

[14] Папа Франциск, апостольское увещевание «Evangelii gaudium» от 24 ноября 2013 г., п. 279.

[15] Св. Хосемария, послание от 25 января 1961 г., п. 3.

[16] Св. Хосемария, запись размышления от 4 июня 1937 г.

[17] Св. Хосемария, запись семейной встречи от 9 сентября 1971 г.

[18] Св. Хосемария, запись семейной встречи от 14 июня 1972 г.

[19] ср. Данте Алигьери, «Монархия», 1.

[20] Папа Франциск, булла «Misericordiæ vultus» от 11 апреля 2015 г., п. 9.

[21] Св. Иоанн Павел II, окружное послание «Dives in misericordia» от 30 ноября 1980 г., п. 5.

[22] Св. Хосемария, запись семейной встречи от 27 марта 1972 г.

[23] Св. Иоанн Павел II, окружное послание «Dives in misericordia» от 30 ноября 1980 г., п. 5.

[24] Св. Хосемария, «Друзья Божьи», п. 173.

[25] cв. Хосемария, «Путь», п. 309.

[26] cв. Хосемария, запись семейной встречи от 11 сентября 1971 г.

[27] Папа Франциск, булла «Misericordiæ vultus» от 11 апреля 2015 г., п. 20.

[28] cв. Хосемария, запись семейной встречи от 25 сентября 1971 г.

[29] cв. Хосемария, запись семейной встречи от 9 сентября 1971 г.

[30] Папа Франциск, булла «Misericordiæ vultus» от 11 марта 2015 г., п. 5.

[31] там же, п. 10.

[32] «Катехизис Католической Церкви», п. 2447.

[33] Папа Франциск, булла «Misericordiæ vultus» от 11 апреля 2015 г., п. 15.

[34] «Катехизис Католической Церкви», п. 2447.

[35] cв. Хосемария, «Наставление», 9 января 1935 г., п. 196.

[36] cв. Хосемария, «Христос проходит рядом», п.111.

[37] ср. Св. Иоанн Павел II, апостольское послание «Salvifici doloris» от 11 февраля 1984 г.

[38] ср. «Катехизис Католической Церкви», п. 1520.

[39] Папа Франциск, апостольское увещевание «Evangelii gaudium» от 24 ноября 2013 г., п. 210.

[40] ср. Папа Франциск, проповедь перед молитвой «Ангел Господень» от 6 ноября 2015 г.

[41] Св. Хосемария, послание от 24 октября 1942 г., п. 44.

[42] Папа Франциск, апостольское увещевание «Evangelii gaudium» от 24 ноября 2013 г., п. 200.

[43] Папа Франциск, булла «Misericordiæ vultus» от 11 ноября 2015 г., п. 15.

[44] Св. Хосемария, послание от 24 октября 1942 г., п. 44.

[45] Св. Хосемария, «Борозда», п. 927.

[46] Бенедикт XVI, послание на Великий пост 2012 г. от 3 ноября 2011 г., п. 1.

[47] там же.

[48] там же.

[49] Св. Хосемария, «Друзья Божьи», п. 309.

[50] Св. Хосемария, «Друзья Божьи», п. 225.

[51] Папа Франциск, булла «Misericordiæ vultus» от 11 апреля 2015 г., п. 15. Цитата из: Св. Иоанн Креста, «Слова света и любви», 57.

[52] Папа Франциск, булла «Misericordiæ vultus» от 11 апреля 2015 г., п. 17.

[53] Св. Хосемария, послание от 8 августа 1956 г., п. 35.

[54] Папа Франциск, булла «Misericordiæ vultus» от 11 апреля 2015 г., п. 17.

[55] там же, п. 24.