Я понимала «Дело» как великую катехизацию

Почему Вы вступили в «Opus Dei»? Как Вы поняли, что Бог хочет видеть Вас нумерарием-аусилиарием?

Люди из Opus Dei

38-летняя испанка из Вальядолида Елена Родригез Варгас – старшая из пяти детей своих родителей. С «Opus Dei» познакомилась в 19 лет благодаря “Alcazarén" – воспитательному центру этой организации в Вальядолиде.

‑ Когда Вы познакомились с «Делом»?

‑ Мне было 19, хотя впервые я услышала о нем за год до этого. Моя лучшая подруга и кузины начали тогда учиться в "Alcazarén". Видя, как они после уроков принимают участие в занятиях по христианскому воспитанию, я попросила брать меня с собой. Мне ответили, что это дело серьезное, и я подошла к нему со всей ответственностью. Я на тот момент уже училась, но могла одновременно и работать, так что устроилась в администрацию одного из центров «Opus Dei». Те годы, что я там проработала, помогли мне, в первую очередь, навести порядок в собственной жизни и затем познакомиться получше с «Делом».

‑ Почему Вы вступили в «Opus Dei»?

‑ Во-первых, потому что этого хотел Бог, это призвание, и я поняла это, когда настало время. События сменяются друг другом, и начинаешь понимать жизнь иначе: все становится на свои места. Св. Хосемария говорил, что, если бы мы рассказали о внутреннем процессе нашего призвания, то весь мир признал его делом Небес, и я согласна с этим. Мне это процесс стоил больших трудов. Внутренняя борьба усилилась на Рождество 93-его, а с 23 марта, т.е. со дня смерти дона Альваро дель Портильо – первого преемника св. Хосемарии, и до 25 июня, когда на земле праздновался золотой юбилей его священства, во мне шло настоящее сражение. В конце концов я решилась сказать свое «да» воле Божьей, и теперь могу сказать, что обязана своим призванием дону Альваро.

‑ Как Вы осознали свое призвание, понятно. Но почему Вы думаете, что Бог этого хочет?

- Потому что знаю саму себя. Например, если я хромаю от рождения, никто не станет предлагать мне бежать стометровку на олимпийских играх. То, что так понято на уровне физическом, так же понятно и на уровне духовном. С 16 лет я в качестве волонтерки сопровождала паломничества в Лурд больных. Я помогала им в купальнях, столовых… Видела многое, но по-настоящему меня задевала за живое не болезнь, а недостаток знаний о католической вере, который случалось обнаруживать у самых хороших людей. Я лично не всегда все делала, как следует, но когда оступалась, то, по крайней мере, понимала, что поступила плохо. А тут мне приходилось сталкиваться со множеством людей, которые даже не подозревали, что оскорбляют Бога. Познакомившись «Opus Dei», я уже скоро понимала «Дело» как «великую катехизацию», как любил говаривать св. Хосемария, и это успокаивало мои волнения.

‑ Вам не было трудно отказаться от земной любви и возможности создать семью?

‑ Бог, показав мне, что хочет видеть меня в «Opus Dei», одновременно показал, что желает абсолютной любви. Это не значит, что я считаю себя самодостаточной. Мне, как и всем, нужны другие. Но для одних – брак – это ступенька к небесам, а в моем случае безбрачие – это пандус, по которому туда поднимаюсь я. И тот, и другой путь по своему трудны, так как небеса берутся силой.

- Как Вы поняли, что Бог хочет видеть Вас нумерарием-аусилиарием ?

‑ По правде говоря, я видела свое место в «Opus Dei» именно там, где нахожусь сейчас; даже не могу представить себя в другом месте. Работа в администрации раскрывает во мне лучшее, и я имею в виду не только трудовые навыки (хотя, конечно, то, что изо дня в день я могу выполнять свои обязанности все лучше и лучше, доставляет мне удовлетворение), но и то, что эта работа позволяет мне служить другим. Служение – вот ядро любой работы.

‑ И как же это раскрывает в Вас лучшее?

‑ Это настоящая школа добродетелей, упражнение, без которого я по-человечески не достигла бы большей части того, что я сейчас есть. С другой стороны, самое важное в администрации – это то, что она подразумевает самое непосредственное служение Богу. Ведь, во-первых, мы ухаживаем за часовнями центров «Opus Dei», а во-вторых, заботимся о членах этой организации. Поистине удивительное в моей работе то, что она состоит ни в чем ином, как в создании духа семьи, атмосферы дома. Все мы, принадлежащие к «Делу», сознаем себя как единую семью, поскольку живем в ней изо дня в день и чувствуем ее.

‑ Можете привести какой-нибудь пример?

‑ Наверное, да. Я чувствую семью в том, что называю «чудесами администрации», т.е. во всей той совокупности вещей, благодаря которым ты ощущаешь себя необходимой, даешь другому человеку то, в чем он действительно нуждается сейчас. Особенно приятно, когда приходит, например, гость, а ты, сама того не подозревая, приготовишь его любимое блюдо, или когда украшение столовой к чьему-либо дню рождения навевает ему детские воспоминания, и т.д.

‑ И это взаимное служение?

‑ Разумеется. Каждый у себя дома делает все возможное, чтобы создавать как можно меньше хлопот другим. За 15 лет работы мне не раз случалось заставать комнаты прибранными, ванны вымытыми… В конце концов, так бывает в любой семье, где царит любовь, где все заботятся друг о друге и демонстрируют это при первой же возможности.

‑ И в заключение скажите, Вы все время посвящаете работе в администрации или все же сочетаете ее с другой рода деятельностью?

- Свободное от администрации время отдаю воспитанию молодежи. Я участвую в одном воспитательном проекте, целью которого является человеческая и духовная подготовка людей, посещающих тот центр, в котором я живу, чтобы завтра они были добрыми детьми Божьими, хорошими специалистами, гражданами, матерями, если им это суждено. Конечно, моя специальность – это все, что необходимо в семье. Я должна быть уверена, что мои воспитанники способны дать своему дому тепло семейного очага, который согревал бы всех.