27. Добродетели и страсти

Природные или общечеловеческие добродетели – это устойчивые совершенства разума, воли и сердца, позволяющие нам жить нравственной жизнью с легкостью и радостью.

Резюме христианского учения
Opus Dei - 27. Добродетели и страсти

27. Добродетели и страсти.

Природные или общечеловеческие добродетели – это устойчивые совершенства разума, воли и сердца, позволяющие нам жить нравственной жизнью с легкостью и радостью.

Добродетель – это привычка. Подобно всякой привычке, она приобретается путем повторения. Если, например, нам часто случается действовать мужественно, то это скоро станет нашим привычным образом действий.

Добродетель – это привычка, вызванная добрыми поступками и склоняющая нас к добру; порок же, это привычка, вызванная дурными поступками и склоняющая нас ко злу.

Благоразумие, справедливость, мужество и самообладание мы называем кардинальными добродетелями потому, что в них сцепляются все другие добродетели.

Благоразумие - это добродетель, располагающая практический разум при любых обстоятельствах распознавать наше истинное благо и выбирать правильные средства для его достижения. Оно – верное правило всякого действия. Его называют “руководителем добродетелей”, ибо оно ведет за собой другие добродетели, указывая им путь и меру. Благодаря благоразумию, мы безошибочно применяем моральные принципы в каждом частном случае и преодолеваем сомнения по поводу добра, которое надо делать, а зла, которого надо избегать.

Справедливость - это добродетель, состоящая в постоянном и твердом желании отдавать Богу и ближнему то, что им принадлежит по праву. Человек не в силах отдать Богу то, что принадлежит Ему в самом точном смысле слова. Поэтому справедливость по отношению к Богу скорее называют “благочестием”, ибо Бог довольствуется тем, что мы исполняем наши обязанности посильно.

Мужество - это добродетель, дающая твердость в преодолении трудностей и постоянство в стремлении к добру. Мужество делает человека способным преодолевать страх, даже страх смерти, и переносить испытания и преследования. Она делает его способным к полной самоотрешенности и самопожертвованию ради правого дела.

Самообладание - это добродетель, позволяющая господство воли над инстинктами и дающая равновесие в пользовании тварными благами. В Новом Завете самообладание называют «воздержанием» или «умеренностью».

По отношению к природным добродетелям мы обычно говорим о «золотой середине». Это значит, что природная добродетель – середина между недостатком и излишком. К примеру, трудолюбие состоит в том, чтобы работать столько, сколько надо, т.е. не слишком мало, да и не слишком много. Не знает трудолюбия тот, кто теряет время зря, да и тот, кто только и работает, пренебрегая своими обязанностями перед Богом (своей молитвенной жизнью) и перед ближними. «Золотая середина» – не призыв к посредственности. Природная добродетель – не середина между двумя пороками, а стремление благой воли к «вершинам».

Язвы, оставленные первородным грехом в человеческой природе, серьезно мешают процессу обретения природных добродетелей и упражнения в них. Для совершенного исполнения природных добродетелей нужна благодать Божия, исцеляющая человеческую природу.

Благодать Божия не только исцеляет человеческую природу, она возвышает природные добродетели до сверхприродного уровня. Природные добродетели таким образом становятся христианскими добродетелями.

Страсти

В силу сокровенного единства тела и души наша духовная жизнь оказывается, во благо или во зло, под влиянием чувствительности. Такое влияние проявляется в страстях.

Страсти связаны с чувственностью, они побуждают нас действовать или бездействовать в соответствии c тем, что мы ощущаем или воображаем как благое или злое. В широком смысле слова, страсти – это чувства или эмоции. Страсти - это любовь, гнев, страх и т.п. Главная страсть – любовь.

Страсти сыграют важную роль в нашей нравственной жизни. Сами по себе они ни хороши, ни плохи. Страсти морально хороши, когда они способствуют доброму поступку. В противном случае, они дурны. Гнев есть святое чувство, когда он результат негодования на зло. Но гнев, бесконтрольный или побуждающий к злым поступкам (например, к мести) есть дурное чувство. Страх может быть святым чувством, но страх, парализующий душу и мешающий делать добро есть дурное чувство.

В результате первородного греха страсти не всегда подчиняются разуму и часто побуждают человека к дурным поступкам. Страсти порой так сильно овладевают человеком, что его моральная ответственность оказывается минимальной. Чтобы направлять страсти к добру обычно нужна благодать Божия, исцеляющая раны, сделанные грехом, да и аскетическая борьба. Нравственное совершенство достигается тогда, когда человек стремится к добру не только своей волей, но и всем своим чувственным желанием, по слову псалма: Сердце мое и плоть моя восторгаются к Богу живому (Пс 84,3).